Поделиться своей новостью

Сегодня 16 сентября


Аналитика


05/09/2019 в 12:12

Польская амнезия

Торжества, посвященные 80-летию начала Второй мировой войны по воле польских властей превратились в антироссийскую политическую акцию.

Неправда, и не только историческая

В начале нынешнего года, заявляя о намерении в день 80-летия начала Второй мировой почтить память ее жертв, Президент Польши Анджей Дуда неоднократно утверждал, что в оценке событий тех лет он и его страна руководствуется только исторической правдой и справедливостью. Иными словами, мемориальные мероприятия, посвященные памяти погибших, к какой бы нации и национальности они не относились, должны были проходить, что называется со слезами на глазах. Но то, что состоялось 1 сентября в Польше, производит, по меньшей мере, странное впечатление.

 Задуматься заставляет время торжеств и место их проведения. Традиционно начало Второй мировой вспоминали на полуострове Вестерплатте в Гданьской бухте. 1 сентября 1939-го по расположенным здесь польским позициям открыл огонь немецкий броненосец «Шлезвиг-Гольштейн». Формально именно залпы этого корабля кригсмарине считаются первыми выстрелами самого крупного военного конфликта в мировой истории.

 Памятные мероприятия стартовали очень рано – в 4:30 утра (как будто устроители сами стеснялись того, что будет происходить) в городке Велюнь, который 80 лет назад подвергся бомбардировке люфтваффе. В 1939-м Велюнь находилась на границе Третьего Рейха и Речи Посполитой, а сейчас это польская глубинка. Может быть, выбирая место для печального праздника, Варшава хотела показать, что по итогам Второй мировой Речь Посполита приросла за счет немецких земель, получив очень увесистый их кусок, включающий, например, Силезию?

 На этом странности не заканчиваются. Торжества продолжились на площади Пилсудского в Варшаве. Почему официальные польские лица выбрали именно это место, можно только гадать. Ведь маршал Юзеф Пилсудский приветствовал приход нацистов к власти. На его похороны в 1935-м из Берлина прибыл Герман Геринг. Адольф Гитлер посетил мессу по Пилсудскому. Не исключено, что офис Дуды предпочел для церемонии площадь, названную в честь политика, при котором Германия и Польша были близки, желая показать  присутствовавшему на церемонии немецкому Президенту, что Польша не держит зла на Германию. Хотя известно, что за время фашистской оккупации Польши было уничтожено 6 миллионов поляков.  

 И тут напрашивается еще одно предположение, в контексте всего происходившего, более, на наш взгляд, реальное. Обозначая местом скорби площадь Пилсудского, Дуда демонстрировал приверженность его внешней политике, рассматривавшей в качестве главного врага Москву.   

 Кстати, господин Штайнмайер не остался в долгу перед хозяевами. Он попросил у поляков прощения за преступления, совершенные немцами на их земле и против их народа, что вполне логично и правильно.

 Абсурд международного масштаба

 Составляя списки приглашенных на торжества, Варшава выбирала гостей, исходя из не вполне понятного «современного критерия», что невольно наводит на мысль о политическом контексте мероприятия, на которое пригласили представителей стран НАТО, ЕС и «Варшавского партнерства». В результате кроме Франка-Вальтера Штайнмайера и госпожи Меркель участниками церемонии оказались представители всего нескольких государств. Вместо масштабного мероприятия, имеющего полное право стать событием мирового уровня, получился  своеобразный международный междусобойчик. Но поляков в этот день чествовали как героев и борцов за свободу, которые рисковали жизнями во имя спасения всей Европы.

 Герои войны в числе польских граждан действительно были. Но были и те, кто  добровольно воевал на стороне гитлеровцев. Документы свидетельствуют, что немцев в Польше «приветствовали с воодушевлением», что удивило даже местных польских националистов. К 1942 году, по немецким данным, в распоряжении нацистов было 12000 польских полицейских в подчинении командира полиции порядка. Еще 3000 поляков служили в полиции безопасности. В составе боевой группы СС польские полицейские участвовали в антипартизанских операциях в районе Борисов-Слобода-Слоневичи в Беларуси (1943 г.). Но основной их «работой» было, говоря официальным языком, информирование немецких властей о белорусских партизанах, а попросту – доносы, что немало способствовало росту между поляками и белорусами, говоря современным языком,  межнациональной розни и напряженности.

 Когда-то американо-британский поэт и Нобелевский лауреат Томас Стернз Эллиот  произнес фразу, ставшую сегодня пророческой: «История-это не прошлое в прошлом, а прошлое в настоящем». Справедливость этих слов еще раз подтвердили, казалось бы, незначительные факты, сопровождавшие мемориальные торжества в Польше.

 Речь памяти жертв Второй мировой войны на площади в центре Варшавы должен был произнести Президент США Дональд Трамп - лидер страны, которая оказалась втянутой во Вторую мировую не в 1939-м, не Германией, и совсем не в Польше.

 Напомним: США формально «присоединились» ко Второй мировой 25 июля 1941 года, объявив экономическую войну Японии, после того, как японские военные корабли вошли в Камранский залив, явно  угрожая американским владениям в Индокитае, прежде всего Филиппинам.   

 Впрочем, Трамп избавил политическую элиту Польши от необходимости объяснять свое участие в торжествах по случаю 80-летия Второй мировой. Он просто не приехал, сославшись на то, что угрожающий США «Дориан» оставил его дома. Не приехали и представители Армении и Белоруссии. И в Ереване, и Минске, объясняя отказ, подчеркнули, что «их деды воевали в советской армии против нацизма, и победа была общая, и родина тогда тоже была общая».

 Самым главным отсутствующим на церемонии стала Россия и ее Президент  Владимир Путин. ВВП не пригласили по политическим мотивам. «Было бы неуместно отмечать годовщину вооруженной агрессии против Польши с участием лидера, который сегодня  действует  по отношению к соседу теми же методами»,- пояснил ситуацию заместитель главы польского правительства Яцек Сасин. 

 Здесь необходимо уточнить. В Варшаве, как и Киеве, убеждены, что Москва причастна к конфликту на востоке Украины. Более того, правые националисты, составляющие большинство в польском правительстве не сомневаются: в 2014 году Россия аннексировала Крым с личного одобрения Путина.

 Проецируя позицию России в украинском конфликте на действия Гитлера по отношению к мировому сообществу, властная элита Польши доводит ситуацию до абсурда. В результате возникает надуманная парадигма, в рамках которой на одну «доску» ставятся Гитлер и Сталин, Сталин и Путин, Гитлер и Путин – различные по своей сути и как личности, и как политические деятели.

Миф о двух тоталитаризмах

 Полякам нелишне было бы вспомнить ПРАВДУ ИСТОРИИ. Ведь именно преступный, по их мнению, СССР, правопреемником которого является Россия, освободил Европу и мир от коричневой чумы. За эту свободу было заплачено двадцатью семью миллионами человеческих жизней. Свобода самой Польши оплачена 600 000 жизней советских людей. Но об этих неудобных цифрах здесь предпочитают забыть, устраивая нелепые пляски на поле истории Второй Мировой.

         Называя Сталина и Гитлера военными союзниками, современные польские интерпретаторы истории старательно демонстрируют свое европейское мышление, любой ценой пытаясь понравиться Америке и Евросоюзу. Не считаясь даже с явными отступлениями от столь «любимой» исторической справедливости.   

         Между тем, в документе, подписанном СССР и Германией 23 августа 1939 года не было и намека на взаимодействие двух стран в военной сфере или военной помощи друг другу. Это был лишь Пакт о ненападении, официально фиксирующий намерения сторон «воздерживаться от всякого агрессивного действия в отношении друг друга и не поддерживать третьи страны в случае их агрессии». Он никак не мог развязать Гитлеру руки и подтолкнуть его к развязыванию Второй мировой войны. Тем более что она уже шла, и достаточно давно. Причем Германия активно прибирала к рукам европейские государства, лишая их независимости: 12 марта 1938-го Гитлер присоединил к Германии Австрию, Чехословакия была аннексирована 15 марта 1939-го. С июня  1937 года шла кровопролитная война на Востоке – между Японией и Китаем. Во всех этих противостояниях у Сталина были, что называется, чистые руки, сколько бы ни говорили сегодня о тождественности коммунизма и нацизма и равной ответственности СССР и Германии за развязывание Второй мировой войны.   

 Между тем, 30 сентября 1938 года Чемберлен, Даладье и Муссолини подписали с Гитлером документ, санкционирующий передачу Германии Судетской области Чехословакии «со всеми сооружениями и укреплениями, фабриками и заводами, запасами сырья и путями сообщения». По сути, Германия совершила тихую оккупацию. За нейтралитет, выразившийся в отказе пропустить через польскую территорию советские войска, способные оказать помощь раздираемой на куски Чехословакии, поляки получили от Гитлера награду – Тешенскую область, находящуюся на севере Чехословакии. Уже в октябре 1938-го они ввели сюда свои войска, заняв часть чужой страны, где жили 80 тысяч поляков и 125 тысяч чехов.

 Но сегодняшние польские политики, пытаясь уйти от ответственности за преступления своих предшественников перед другими народами, об этом молчат. Для уничтожающей критики избран другой объект – СССР. В попытках хоть как-то подкрепить фактами миф о двух равно опасных силах зла – фашистском и коммунистическом тоталитарных режимах, они грубо искажают историю, называя освобождение Западной Украины и Западной Белоруссии советским  вторжением. Хотя известно, что к моменту появления на польской границе советских войск Президент и Правительство Польши бежали из страны. Поздно вечером 17 сентября 1939 года они пересекли границу Польши с Румынией.    Сталин, что называется, воспользовался моментом, исходя, видимо, из того, что до 1917 года Западная Украина и Западная Белоруссия принадлежали к Российской Империи. Тем более что проживавшие на территории Польши украинцы и белорусы, находясь под польским владычеством, взывали о помощи. Поляки закрыли на своей территории почти все украинские и белорусские школы. Попытки открыть их вновь приравнивались к государственному преступлению. В июне 1934 года специальным декретом правительства был создан лагерь смерти Картуз-Береза, в который помещали любого, кто посмел сомневаться в правильности проведения польской национальной политики. Одновременно Польша на международном уровне официально отказалась соблюдать любые права своих национальных меньшинств. Они были в Польше людьми второго сорта.

 Иначе как геноцидом это назвать нельзя. Но поляки, откровенно передергивая факты, называют действия советских войск в Западной Белоруссии и Западной Украине «советским завоевательным походом», в угоду американским интересам вылепливая из СССР, а значит, и из России, образ врага, с которым ни в коем случае нельзя сближаться  Евросоюзу.

 Хотя согласитесь, более чем странным может показаться восточный деспот-завоеватель, приказывающий своим войскам ни в коем случае не применять против польской армии оружие, если она не станет вести бои. Особенно на фоне немецких нацистов – «цивилизаторов», оставлявших за собой в Польше кровавый след из расстрелянных людей и сожженных деревень. Всего в течение пяти недель польской кампании немцами было расстреляно более 16 000 гражданских лиц.  

Политика беспамятства

 Как бы там ни было, в Польше продолжают отождествлять действия советских войск и нацистскую оккупацию. Памятуя об этом сравнении, сносят памятники советским воинам, погибшим за их освобождение. Благо руководство к действию есть. В 2017 году в стране приняты поправки к Закону «О декоммунизации», которые относят памятники советским воинам к «объектам, пропагандирующим коммунизм и советское доминирование в Польше». Есть и одобрение власти.

 При поддержке находящейся у власти партии «Право и справедливость» в прошлом году демонтирован Монумент благодарности «Советским воинам», установленный в городе Легнице в 1951 году. В апреле нынешнего года в городе Явор неизвестные осквернили центральный обелиск на местном кладбище, где покоится прах более 500 солдат и офицеров Красной армии. За несколько лет в стране уничтожено более 400 советских монументов.

  В настоящее время Институт национальной памяти Польши конструирует историческую политику, которую иначе как политикой беспамятства не назовешь. Заполняя возникшие лакуны исторической памяти, полякам рассказывают о советском геноциде, причем в качестве подтверждающих примеров используют самые болевые точки исторической памяти.

 Одна из таких точек – Катынская трагедия. Нажимая на  польский национальный патриотизм, власти пытаются убедить польское общество, в частности, в том, что  офицеров в Катынском лесу расстреляли сотрудники НКВД. Их образ польская историческая политика рисует в полном соответствии с  образом врага – исключительно черными красками. Впрочем, как и условия жизни в лагере, располагавшемся на территории мужского монастыря Свято-Введенской Козельской Оптиной Пустыни в Калужской области. При этом из памяти убеждающих вновь, не знаю, сознательно или непроизвольно, уплывает историческая правда. В частности то, что в войне Польши и Германии СССР был нейтральным государством.

 Как нейтральное государство он ограничил попавших на его территорию рядовых и офицеров Польской армии, перед задержанием прекративших боевые действия против советских войск, в свободе передвижения и поселил их в определенной местности, в данном случае, на территории монастыря в Козельске. Иными словами поляки были, согласно законам войны, интернированы в СССР. Любые другие действия Советского Союза могли бы рассматриваться воюющими сторонами как нарушение нейтралитета.

Из документов и воспоминаний польских офицеров, содержавшихся в Козельском лагере, достоверно известно, что ежедневная хлебная пайка составляла здесь 800 граммов и кормили три раза в день. В лагере работала прачечная, парикмахерская, баня. В помещениях царил порядок, все обитатели лагеря покупали для себя постельное белье.  Сначала порядки в лагере были столь либеральными, что пленные могли даже покидать его небольшими группами, посещая город, где они ходили в кино и на танцы. К одиннадцати часам вечера они должны были вернуться в лагерь. Затем режим стал более строгим, но охрана лагеря никогда не применяла оружие. Переписка с близкими людьми у поляков сохранялась на протяжении всего периода пребывания в лагере, не отнимали и военную форму у офицеров. Особой свободой пользовались польские врачи, которых было в лагере около 50 человек. Они поддерживали контакт с районной больницей в Козельске, где находились их раненые и больные.

  Но на эти и многие другие факты реальной истории толкователям советской истории в Польше наплевать. Им нужно создать образ русского монстра и изобрести политическую бомбу, способную поднять еще не одну антироссийскую волну.

 Подобно Геббельсу, с помощью информационных уток надеявшемуся в 1943-м  вселить дух победителей в потерявших под Курском волю к победе немецких солдат.  Современные польские националисты  намерены с помощью таких же уток отвлечь поляков от насущных общественных вопросов, создав иллюзию народного единства.

      

comments powered by HyperComments